Загрузка...

Журнал для руководителей и сотрудников административно-хозяйственных отделов.

Сорванная крыша

Что такое штормовое предупреждение и шквалистые порывы ветра, сейчас не знает только младенец. А ведь не так давно МЧС не
практиковало рассылку новостей и СМС-сообщений о непогоде и прочих «радостях жизни». Мы довольствовались тем, что по телевизору красивая
девушка круглый год одинаково радостно сообщала об ураганах и метелях, наводнениях и засухах. Точность ее прогноза соответствовала
искренности улыбки и терялась в глубинах почти скромного декольте. Взращенная гидрометцентрами в непоколебимой уверенности, что
в нашей полосе точно ничего такого не случится, я выпросила почти индивидуальный торнадо. Ибо мысль материальна.

Часть первая. Когда крышу рвет всерьез
Мы в московском офисе готовились к визиту очень важного для компании лица. Уровень подготовки можно оценить уже хотя бы по тому,
что пошаговый план встречи гостя был разработан за полгода. И полгода мы готовились и готовились. Уже по два раза сделали ремонты в некоторых
помещениях. Закупили орешки и колу (иностранец все-таки). Со всеми руководителями всех рангов были отрепетированы нужные слова. Охранники вы-
мыты-надушены-причесаны. Клининг в накрахмаленных передничках. И вот долгожданный день настал! Пританцовывая от нетерпения, стою на ресепшене рядом с секретарем, чтобы первой встретить гостя и проводить его в переговорную.
В этот момент ко мне подходит обычная рядовая сотрудница с блокнотиком и ручкой и строго так спрашивает: «Расскажите, пожалуйста, какие меры
безопасности приняты, чтобы VIP-гость чувствовал себя комфортно?»
Вас никогда дворник-узбек не допрашивал на тему видов закупочных процедур? Вот примерно такое же изумление вызвал у меня вопрос сотрудницы.
Я начала вспоминать, когда и кто усилил группу встречающих и ответственных новым сотрудником, кто мог в последний момент прислать такой странный контроль и почему именно эта девушка, работающая в компании всего полгода и находящаяся на самой стартовой позиции оператора. Ответов не было.
Заглянула в почту и эсэмэски — нигде и ничего про девушку с блокнотиком в руках и очень странным блеском в глазах. Между тем новоявленный
контролер повторила свой вопрос громче и строже. Я аккуратненько поинтересовалась, с какой целью задан вопрос. На что мне девушка спокойненько отвечает, что раз она ответственная здесь за все, я обязана ей сообщить обо всех принятых мерах.
В атмосфере запахло легким сумасшествием. Я набрала номер генерального директора, задала вопрос о новом человеке в группе встречающих. Он по-
просил не шутить так в такой важный момент. Тогда я позвонила непосредственному руководителю девочки, и она сообщила, что та с утра ведет себя
странно и даже неадекватно.
Тем временем кандидат на визит к психиатру начала меня отчитывать за плохую подготовку и пропущенные задачи. Я не стала спорить, ведь вот-вот
должен был подняться высокий гость. Пригласила девушку выслушать отчет в кабинет директора по безопасности. Она кивнула головой и поплыла к
безопаснику.
Я быстренько набрала номер безопасника:
— Андрей Миронович, там к вам девушка идет. У нее, простите за выражение, крышу сорвало. Явно всерьез. Вы там подержите ее у себя минут десять,
мы встретим гостя, проводим в переговорку, и я тут же подойду.
Андрей Миронович заговорит любую язву в хорошем и плохом значении слова. Он — ученик старой школы прикладного речевого искусства в целях
соблюдения порядка и верности Родине.

Высокого гостя встретили, проводили, кофе угостили. Начались переговоры, и можно было на сорок минут заняться своими делами.
Зашла в кабинет директора по безопасности. Он с тоской в глазах рассказывал все той же строгой сотруднице о пропускном режиме на объекте.

Я тихонечко вышла из кабинета и вызвала скорую. Это на инфаркты скорая раньше приезжала долго, а к тихим безумцам неслась со скоростью света. Вот и сейчас скорая приехала практически сразу, словно за углом стояла. К нам поднялись два огромных санитара и хихикающий щупленький старичок. Повелитель чужих мозгов и душ послушал нашу девушку и спросил, не болела ли она недавно менингитом. Девушка на знакомое слово среагировала радостной улыбкой и энергичным киванием. Доктор похихикал, взял ее под руку, и они благополучно уехали, оставив нам адресочек. Так, на всякий случай. По этому адресу мы потом узнавали, как идет процесс выздоровления, и встретили человека при выписке.

«Как не вовремя у нее крышу сорвало, — думала я крайне эгоистично. — Вот так не дай бог крышу сорвет, что тогда делать?» Дурацкая идиома о со-
рванной крыше преследовала меня целый день. И таки да, я узнала, что делать, когда срывает крышу. И выпросила свой маленький торнадо.

Часть вторая. Когда крышу сорвало на самом деле
На следующий день после истории с менингитной девушкой нам позвонили и сообщили, что в городе N прошел ураган. И теперь с четвертого этажа
видны облака. Компьютеры — признанные агорафобы, они с рождения боятся открытых пространств и нервно попискивают, когда видят над собой не
потолок, а облако.
Срочно поехали в город N. По приезде нас сначала встретила крыша. Она почти целехонькая лежала на парковке. В некоторых местах крыша не
касалась земли, потому как покалеченные автомобили были атлантами по своей сути и не давали сломить себя окончательно. Сразу за крышей начи-
налось наше здание.

«Как не вовремя крышу сорвало, — снова подумала я. — И что теперь делать?». Поднялись в офис. Агорафобией заболели не только компьютеры, но и часть сотрудников. Они нервно показывали пальцем в небо и заявляли, что это невыносимые для работы условия.
Облака потихоньку превращались в тучи, и эти тучи начинали моросить дождем. У вас когда-нибудь моросил дождь в офисе?

Времени на философствование не осталось. Созвонилась с арендодателем. Он сообщил, что они устанавливают пленочную временную крышу, чтобы хоть как-то спасти помещения. Все рабочие службы мобилизованы. Страховщики вызваны. И больше он пока ничем нам помочь не может.
Я попросила о двух вещах. Во-первых, дать мне ключи от пустующего второго этажа, чтобы мы могли эвакуировать туда компьютеры и мебель. А во-
вторых, прислать всех уборщиц бизнес-центра с их инвентарем. Арендодатель на все ответил согласием.
Айтишники бодро убрали все компьютеры, затем так же бодро (вот что значит стихийное бедствие) вынесли всю мебель с этажа. Прибежали бабушки с тряпками и стали собирать стихию в тазики, громко ругая девушку из прогноза погоды.
Тучки постепенно скрылись от нас за плотной матовой пленкой. Крышу подняли со стоянки и отнесли обратно к небу, крепко зафиксировав
в целых местах к зданию. Это окончательно успокоило всех агорафобов. Айтишники так же бодро начали возвращать технику и мебель на место.
Приехали страховщики. Поцеловали сломанные машины, погладили крышу в покореженных местах, обещали всех вылечить и уехали. Им никто не
поверил, но легче как-то стало. Бабушки всех и все протерли сухой тряпочкой, поставили по местам и убежали.
«Что ж, — подумала я, — теперь я точно знаю, что делать, когда срывает крышу». К чему я рассказала эти истории?
Будьте аккуратны в своей речи. Многозначность слов и идиом в русском языке может застать вас врасплох. И тогда вы выпросите на свою голову почти индивидуальный торнадо. А оно вам надо?

Автор: Алена Кулаченкова

 

  • 119146 Москва, Комсомольский пр-т, д. 28, Коворкинг Центр «Деловар». Для ООО «Администрация» (журнал «Администратинвый директор».

  • editor@admdir.ru

  • +7 (495) 969-8768

  • пн-пт с 10:00 до 18:00

 

(С) Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Административный директор».

Как Вам новый сайт?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
^ Наверх
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика