Загрузка...

Журнал для руководителей и сотрудников административно-хозяйственных отделов.

Главный строитель «Коммерсанта»

В 1991 году одна из старейших школ Москвы № 149, расположенная в поселке Сокол, переехала в новое, только что построенное по соседству здание. А старый школьный особняк отошел журналистам первой в России ежедневной деловой газеты «Коммерсантъ» и после реконструкции стал настоящим домом для пишущей братии. По-семейному уютным – со столовой и спортивным залом с сауной,
и даже чуть-чуть буржуазным – с каминной комнатой, в которой проходят планерки и встречи с интересными людьми. Растет
Издательский дом, появляются новые журналы и приложения – разрастается и здание. О том, как офис «Коммерсанта» стал таким, каким мы можем увидеть его сегодня, нам рассказала руководитель службы эксплуатации Светлана Сахарова.

Светлана Сахарова

Светлана Сахарова закончила факультет гидротехнического
строительства Гидромелиоративного института с красным дипломом. Осталась на кафедре «Основания и фундаменты», защитила диссертацию по основаниям фундаментов гидротехнических сооружений. Работала в научно-исследовательском секторе этого же института в лаборатории безопасности плотин. В 1992 году пришла на работу в «Коммерсантъ» инженером-строителем.

 

Светлана, как по-вашему, почему «Коммерсанту» понадобился именно инженер-строитель?
– Тогда «Коммерсантъ» толькотолько переехал в новое здание. Мой
непосредственный начальник Капустин Николай Митрофанович, который осуществлял реконструкцию здания, стал заниматься вопросами его эксплуатации. Работы было много, и ему нужен был человек на подхвате. Вскоре начали возводить двухэтажную пристройку (сейчас там столовая), и получилось, что все это строительство оставили на меня.
Я была в шоке. Все, думаю, меня выгонят, я не справлюсь. Неделю при-
ходила на работу, садилась и смотрела в одну точку. Но дело есть дело,
и надо им заниматься. Открыла чертежи, просмотрела все конструкции, перечитала объемы выполненных работ и, когда во всем разобралась, пришла на стройку. А там строители расслабились без присмотра, сидят, ничего не делают. Я собралась с духом и говорю строгим голосом: «А что это мы не работаем? У нас рождественские каникулы, что ли?».

kommersantПринесли акты выполненных работ на подпись, смотрю – кирпича там
на кремлевскую стену хватит. Но как об этом прорабу сказать – взрослый
человек, а я его вроде как в воровстве уличаю. Заикаясь и бледнея, говорю: «У вас, конечно, больше опыта, может быть, я ошибаюсь в расчетах, но все-таки давайте вместе проверим, почему у меня цифры с вашими не сходятся». Он выхватывает у меня бумаги: «Сам посмотрю, что там не сходится». Вскоре приносит новые расчеты, уже меньше пошло кирпича, но все равно многовато. Сели вдвоем за документы, и все-таки я ему доказала, что мои цифры верны. Слышу – разговаривает по телефону со своим начальником: «Ну откуда я знаю, как
она там за неделю разобралась?».
Потом у руководства «Коммерсанта» появилась идея надстроить
пятый этаж, и я занялась новым проектом.

Что самое сложное в строительстве?
– У меня такое впечатление, что многие инстанции, с которыми надо
согласовывать строительство, созданы не для того, чтобы не допускать
каких-то нарушений техники безопасности, строительных норм, а
для чего-то другого. Они, как наперсточники, то и дело меняют правила
игры. Вот сколько лет работаю, а каждый раз, когда приходишь к ним, они, словно царевна-лебедь из рукава, достают очередную новую бумажку и начинают придираться. Доказать коррупционный интерес очень сложно, но раз есть документ, ты обязан ему следовать. Однако как ему следовать, если по одному вопросу уже есть множество бумаг, нередко взаимоисключающих?

коммерсант
Зимний сад в «Коммерсанте»

Поэтому правая рука частенько не знает, что делает левая, и многие стараются этим воспользоваться в своих, не всегда честных целях.
Замечу, с каждым годом сложнее и сложнее что-то строить, потому
что все более громоздкой становится система, хоть и говорят, что бюрократии и коррупции стало меньше. Мне кажется, наоборот, с каждым разом все больше инстанций надо обежать, все больше бумажек собрать.

– Ругаетесь с бюрократами?
– Иногда просто руки опускаются – столько инструкций, и одна на другую ссылается, а та – на третью!
Ругаться смысла нет – стараюсь по возможности их выполнять, нахожу нестыковки и доказываю, что так, как я задумала, можно сделать по
правилам. Сама что-то придумываю или иду к юристам, бывает, опытные
знакомые советы дают.

коммерсант
Атрибут ИД — оригинальная дверная ручка

– Вы так долго работаете на одном месте, не было желания что-то поменять?
– Работа затягивает хуже водки, есть в ней свой азарт. Правда, случился небольшой перерыв: пришлось уйти из «Коммерсанта», к счастью, не-
надолго. Как-то один корреспондент мне сказал: «У тебя такая замечательная работа. Вот я напишу заметку, кто-то ее прочитает, кто-то нет, а через день о ней вовсе забудут. А то, что ты сделала, существует сегодня, завтра, послезавтра и долго-долго». Вот иду по «Коммерсанту»: это я построила и это я построила. Хорошо устроилась – за чужие деньги реализую свои идеи и амбиции. А с тех пор как стала руководителем службы эксплуатации (эксплуатация здания, ремонты, электрохозяйство и водоснабжение, канализация, вентиляция, отопление – проще сказать, все ЖКХ), в зону моей ответственности добавились еще офисное снабжение и закупки, ремонт мебели и обустройство прилегающей территории.

– Со многими руководителя ми «Коммерсанта» приходится
согласовывать строительство?
– Обычно я иду к коммерческому директору Павлу Филенкову, у него
техническое образование, и ему два раза объяснять не надо, с полуслова понимает все тонкости моей работы. Советуемся – так и рождается,
например, оптимальная планировка. Но стараюсь все руководство держать в курсе дела. Иногда возникает потребность в каких-то незапланированных работах, соответственно, нужны дополнительные затраты.
Я обязана их обосновать, у нас не принято прийти и сказать: дай миллион. Каждый год в ноябре составляю годовой бюджет на эксплуатацию и строительство, который затем рассматривает и согласовывает руководство Издательского дома.

Спортзал в Коммерсанте

– Сколько человек у вас в подчинении?
– Около сорока. Причем электрики и сантехники дежурят посменно
круглосуточно, потому что редакция фактически тоже работает с утра до
ночи. Есть главный энергетик, руководитель хозяйственной группы, инженеры.

– Вы считаете, что сотрудник таких служб должен быть обязательно штатным?
– Все зависит от целей применения недвижимости. Если побыстрее продать – можно все отдать на аутсорсинг на аварийно диспетчерское обслуживание. Если выжать максимум из недвижимости, а затем продать, то можно отдать на аутсорсинг на обслуживание пографику. В «Коммерсанте» отношение к нашему дому иное: холить и лелеять в настоящем, заботясь о будущем. Поэтому у нас планово-  предупредительный регламент эксплуатации здания с постоянным,
круглосуточным присутствием собственного проверенного эксплуата-
ционного персонала.
У нас на аутсорсинге только уборщицы. Раньше были свои, причем очень хорошие. Потом пришло новое руководство, и было решено отдать эту функцию на аутсорсинг клининговой компании. Переход к новой системе происходил достаточно болезненно, и мы хотели даже вернуться к прежней схеме, позвать назад наших уборщиц. Но оказалось, что все наши девочки прекрасно устроились. А мы поняли, что на те деньги, которые тратим на уборку, так сказать, пришлыми силами, прежний коллектив уже не собрать.
Что до перевода других услуг на аутсорсинг, предложений много: звонят компании, предлагают взять на себя электрику, сантехнику, всю службу эксплуатации. Однако обходиться собственными силами – для нас вопрос независимости. Одно дело, если человек наводит чистоту, и  совсем другое, если речь идет о системах жизнедеятельности целого коллектива, на пример, об электрохозяйстве…

– В вашем деле нужна жесткость?
– Необходима. Когда я строила пятый этаж, подрядчика нашли без меня. Выбрали югославскую компанию. Узнав, что мне придется работать с югославами, я была счастлива, думала: иностранная компания, научусь всему передовому. В итоге оказалось, что этих «строителей» нагнали из боснийских и сербских деревень. И первый же акт на выполненные работы я не утвердила. Пишут: поставили двери, окна, унитазы, кафельную плитку приклеили. Говорю: подпишу акт тогда, когда увижу плитку на стене, а унитаз там, где ему положено быть. Заказчик не может терять финансовый рычаг. Ему всегда необходимо иметь небольшую задолженность подрядчику, потому что, если он заплатит все деньги вперед, – работы не будет.
Зашла как-то раз на стройку, чувствую, пахнет спиртным. Думаю, мало
ли, ну, выпили вчера вечером. А буквально на следующий день вижу: пьяный человек чуть ли не на карнизе пятого этажа гарцует. Мне уже небо в клеточку казалось, я же расписку дала в госархстройнадзоре, что несу всю полноту административной и уголовной ответственности наравне с прорабом. Выгнала всех, позвонила директору и потребовала других рабочих. Предупредила: если мне только покажется, что от кого-то пахнет спиртным, в «Коммерсантъ» больше ни один из их компании не зайдет.
Практика показывает, что, когда даешь какую-то слабину, потом это тебе обязательно аукнется. На работе, как и в жизни, нет мелочей.
В конечном итоге, так и не сложились у нас отношения, и мы их
выгнали.
Нашли нового подрядчика, но он денег захотел больше, чем мы могли
потратить, – югославам-то часть уже заплатили. Приходит директор строительной фирмы на переговоры. Я листаю его смету, говорю: «Смотрите – тут завышено, а здесь не так надо, давайте вот так…». Так тихонечко и двигала. Потом чувствую, сумма, которая должна быть, чтобы без увеличения стоимости строительства сменить подрядчика, уже отыграна. Думаю – стоп. Если я буду выжимать дальше, ему неинтересно будет работать, и мы стройку не завершим – на этом поставила точку.
Подрядчик согласился смету переделать, но когда на следующий день принес договор, сказал: «Мы с вами сидели, пили чай, ели конфеты, мне с вами было так хорошо, но когда я пришел домой и понял, сколько я вам уступил, мне стало так плохо…».
Теперь я точно знаю, что сменить подрядчика в разгар стройки невозможно без увеличения стоимости. Один раз мне это удалось, но я все равно утверждаю, что невозможно.
Поэтому очень важно искать именно своего подрядчика, который поймет, куда он пришел и что от него требуется.

– А как вы выбираете подрядчиков?
– Во-первых, естественно, проводим тендер. Мы не извещаем о нем
в газетах, а в основном приглашаем по рекомендациям. Выбираем, само
собой, сравниваем по цене. Но я понимаю, что глупо останавливаться на
той компании, которая предложит свои услуги дешевле, а потом, уже на
объекте, начнет выставлять дополнительные счета. Беседую, пытаюсь
интуитивно понять, что это за люди, какие они менеджеры и мастера. Выезжаю посмотреть на объекты, где работали потенциальные подрядчики, стараюсь побеседовать с прежними заказчиками.

– Трудно ли женщине занимать такую должность?
– Конечно, есть некое предубеждение против женщин на таком по-
сту. Когда к нам в первый раз приехал Алишер Усманов (владелец Из-
дательского дома), так получилось, что мы оказались вместе с ним и ге-
неральным директором в лифте. Генеральный решил меня представить:
«А это Светлана Сахарова, она у нас директор по строительству». Усманов глянул на меня и говорит: «Женщина – директор ДЭЗа?!». Я же на такой
вопрос обычно отвечаю, что женщина – это не профессия, это хобби.

– А руководство ценит? Поощряет? Ведь в журналистской
среде редко кого поощряют, кроме самих журналистов.
– На Новый год у нас всегда бывает корпоратив, и там происходит
раздача наград и поощрений. Обычно главные редактора наших изданий награждают по одному из журналистов, директор фотослужбы– фотографа. И только недавно появилась премия генерального директора «Лучшему сотруднику». У меня таких «оскаров» два. Первый раз от
генерального директора Владимира Ленского, который ранее и назначил меня начальником службы эксплуатации. Ее вручали на вечеринке
в «Форум-Холле». Ведущий объявил премию генерального директора, назвали мое имя, а на экране высветилась моя фотография. Это награждение оказалось приятным вдвойне, потому что на празднике присутствовал мой сын. Он был очень горд за свою маму. Вторую премию вручал мне Демьян Кудрявцев.

– Планируете что-то еще строить в «Коммерсанте»?
– Да. Задумали частичную надстройку двух-трех этажей. Сейчас
согласовываем проект. К сожалению, процесс согласований несколько за
тянулся, но, надеюсь, что в этом году дело дойдет до строительства.

Автор: Ольга Ильина

  • 119146 Москва, Комсомольский пр-т, д. 28, Коворкинг Центр «Деловар». Для ООО «Администрация» (журнал «Администратинвый директор».

  • editor@admdir.ru

  • +7 (495) 969-8768

  • пн-пт с 10:00 до 18:00

 

(С) Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Административный директор».

Как Вам новый сайт?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
^ Наверх
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика